Поиск

Закон о регулировке цен на бензин

Но почему тогда сейчас рыночные механизмы не сдерживают рост цен?

«Потому что рыночные механизмы у нас сейчас не работают, — возражает Григорий Павлович. — Когда мы обвиняем рыночные механизмы в том, что они только ухудшают ситуацию и приводят к постоянному росту цен, мы не учитываем тот факт, что то, что мы сейчас имеем, это на самом деле не рынок. Это задекларированные рыночные принципы, которые регулярно «срываются» на командные методы управления».

Как объясняет исполнительный директор Российского топливного союза, рынок основан на частной собственности: у нас же большая часть инфраструктуры топливно-энергетического комплекса — за государством. А рыночные механизмы плохо справляются с управлением государственной собственностью: она сама по себе требует вмешательства административного ресурса.

АО «Роснефтегаз» управляет активами в газонефтяной промышленности: держит контрольный пакет акций «Роснефти», 10,97% акций «Газпрома». На 100% принадлежит Росимуществу (Федеральному агентству по управлению государственным имуществом)

Основной двигатель рынка — это конкуренция, за счет которой и происходит сдерживание роста цен. У нас же зачатки конкуренции можно найти только на уровне розницы. На уровне добычи, переработки, опта царствуют олигополии, которые больше склонны к заключению договоренностей и пр.

Когда действуют рыночные механизмы, государство наблюдает за ситуацией со стороны, регулируя ее чисто экономическими методами — пошлинами, налогами и т.п. Оно не вмешивается каждый раз со своими директивными указаниями, насколько увеличить оптовые поставки и на каком уровне «заморозить» розничную цену. Как это совсем недавно в очередной раз было у нас.

«При этом стоит, конечно, признать, что та инфраструктура топливно-энергетического комплекса, которую мы сейчас имеем и которая досталась нам от СССР, — продолжает Григорий Павлович, — сама по себе (именно потому, что создавалась по командным принципам) более приспособлена к административному, нежели к рыночному управлению. Потому она и срывается регулярно на ручной режим».

Застывшие ценники

Начало эпидемии пока особо не сказалось на розничных ценах на горючее. По данным Росстата, за первые три недели марта стоимость бензина в среднем по стране выросла на 2 копейки и достигла 44,94 рубля за литр. Дизель за это время подешевел на 9 копеек — до 48,05 рубля за литр.

Эксперты считают, что прогнозируемое резкое падение потребления горючего в апреле никак не скажется на стоимости бензина. Ни снижения, ни повышения не будет.

Он считает, что к повышению цен на заправках нынешняя ситуация также не приведёт. Во-первых, за этим пристально следят власти, во-вторых, в условиях падения спроса поднимать стоимость бензина нелогично. Если кто-то это сделает, от него уйдут те немногие покупатели, которые ещё остались, пояснил представитель НТС.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

По его словам, главное для топливного рынка сейчас — снизить цены в оптовом сегменте, чтобы при неизменных ценах на АЗС позволить рознице иметь более высокую наценку. Однако снижение оптовых цен сдерживает демпфирующий механизм, из-за которого нефтяные компании вынуждены платить деньги в бюджет за поставку горючего на внутренний рынок.

Обвал цен на моторное топливо на рынке северо-западной Европы превратил демпфирующие надбавки в дополнительный гигантский налог, выплачиваемый российскими НПЗ, отмечают специалисты «Петромаркета». По их предварительным оценкам, мартовский демпфер для автобензина составит минус 12,7 тысячи рублей за тонну, для дизтоплива — минус 6,5 тысяч рублей. В результате российские производители за поставки в марте топлива на внутренний рынок заплатят своего рода «штраф» в размере более 58 млрд рублей. Это на 47,5 млрд больше аналогичных февральских выплат.

В среднем в апреле цены на бензин не будут расти по сравнению с мартовским уровнем, считает заместитель руководителя ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова.

Григорий Баженов также не исключает, что каким-то АЗС, возможно, придётся на время остановить работу в условиях падающего спроса. При этом он отмечает, что в сложной ситуации сейчас оказались как независимые заправки, так и АЗС крупных нефтяных компаний, которые не могут компенсировать потери от продажи бензина за счёт поставок нефти.

Самое интересное — в нашем канале

Какое всё зелёное

Между тем сокращение транспортного потока уже ощутила на себе Москва. В половине девятого вечера 31 марта загруженность дорог составила 0 баллов из 10 возможных, передал ТАСС со ссылкой на данные портала «Яндекс.Пробки». Ранее в столичном департаменте транспорта сообщили, что дороги в Москве в утренний час пик стали на 75% свободнее, чем три недели назад. Поездки из области в столицу на личном транспорте сократились на 60%, передвижение по Москве на такси и каршеринге — на 64% и 61% соответственно. Общее количество транспорта на дорогах уменьшилось на 50%.

Кирилл Зыков/АГН «Москва»

В условиях самоизоляции люди не пользуются автомобилями, отмечает эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачёв. Вместо трёх-четырёх поездок в неделю — максимум одна, чтобы закупиться. Он полагает, что данный режим, плавно переходящий в полноценный карантин, скорее всего, продлится не одну неделю.

В результате, с учётом полноценного карантина, спрос на бензин действительно может упасть на вышеуказанные 69%, считает аналитик. По дизелю снижение будет меньше, в том числе благодаря началу сельскохозяйственной страды. Распахивать поля придётся, несмотря на эпидемию, уверен специалист.

Григорий Баженов полагает, что снижение спроса будет сильно отличаться в зависимости от региона и месторасположения заправок.

Государство получит право регулировать цены на топливо с 2019 года?

В Госдуму Российской федерации от фракции КПРФ внесен законопроект, согласно которому в России предлагается ввести государственное регулирование цен на бензин и дизельное топливо. Намерения у парламентариев благие – защитить население страны их интересы и кошельки от посягательств нефтяных гигантов. Согласно документу, с 1 января 2019 года предполагается введение государственного регулирования цен на бензин для автомобилей всех классов, а также на дизельное топливо. Под госрегулирование также попадут торговые надбавки к ценам топливо. Механизм будет работать при помощи установления их предельных уровней.

Устанавливать предельные цены с начала 2019 года будет Правительство.

Изменения вносятся в федеральный закон от 28 декабря 2009 года No  Э81-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».

Как говорится в пояснительной записке к документу: «Резкое повышение цен на горюче-смазочные материалы на внутреннем рынке РФ в первой половине 2018 года вызвало сильное недовольство населения, рост социальной напряженности и серию протестных акций в регионах.

При этом причины роста цен на горюче-смазочные материалы на внутреннем рынке РФ носят преимущественно не рыночный характер, а связаны с реализацией налогового маневра, предусматривающего одновременное повышение налога на добычу полезных ископаемых и снижение экспортных пошлин на нефть. Эта мера привела к тому, что экспортный рынок стал премиальным относительно внутреннего рынка, и внутренние цены на нефтепродукты выросли».

С целью законодательно обеспечить механизм, направленный на защиту интересов рядовых потребителей, законопроектом предусмотрено введение государственного регулирования цен на бензин и дизельное топливо.

Рост цен на топливо – это безусловно подрыв стратегической и экономической безопасности страны. Ведь подорожание на каждый рубль бензина, дизельного топлива и даже мазута, так или иначе отражается на росте цен на все товары и услуги, в том числе предоставляемые государством. Это не только необходимость населению больше выкладывать банкнот из своего кармана на покупку материальных благ и получение сервиса, не столько мощнейшие удар по кошелькам автомобилистов и компаний занимающихся грузоперевозками (впрочем, последние всегда могут быстро переложить бремя на потребителя, то есть на большинство, на нас с вами), но и торможение развития всей страны. Помните декларированный лозунг об импортозамещении, провозглашенный в 2014 году? Так вот, высокие цены на энергоносители будут активно тормозить и этот процесс

Тем не менее, есть одно важное, НО. Регулировать цены необходимо с умом

Ввиду этого, нам предложенная фракцией КПРФ мера госрегулирования цен, представляется опасной, поскольку подрывает основы конкуренции и свободу рынка. Подобные эксперименты по закручиванию гаек, а по-другому этот законопроект интерпретировать не видится возможным, чрезмерно грубо обрубает возможные деликатные экономические маневры, делает эту самую экономику неповоротливой и костной, такой, какой она была во времена СССР. А где нет альтернативы, там в критические моменты можно много наломать дров, совершить тяжелые ошибки.

Даже такой бурный и ничем не подкрепленный рост цен на бензин/ДТ (с точки зрения рынка) вовсе не означает необходимости вводить госрегулирование топливного рынка. Ведь времени сделать реальный биржевой рынок топлива было достаточно и не нужно было создавать благоприятные условия для нефтяных компаний при которых было бы так выгодно продавать запасы топлива на запад за доллары.

В общем, вопросов по поводу проекта много, а ответов слишком мало.

Экспортная альтернатива, которой нет

По замыслу регуляторов, демпфер должен компенсировать компаниям сдерживание бензинового экспорта, который в прошлом году сократился на 6%, до 3,8 млн т. Виной тому стал риск повышения пошлин на экспорт бензина с 30% до 90% (от величины пошлины на нефть), пойти на которое правительство пригрозило в случае резкого роста топливных цен. 

Свою роль также сыграли обязательства компаний по увеличению отгрузок бензина на внутренний рынок, физический прирост которых по итогам 2018 года в полтора раза превзошел сокращение экспорта (369 000 т против 230 000 т), в том числе — из-за пристального контроля Федеральной антимонопольной службы (ФАС), выносившей предупреждения ряду компаний о недопустимости наращивания поставок за рубеж.

Впрочем, это не сильно уменьшило долю экспорта в производстве бензина (до 9,8%), которая была низка не только в 2018 году (3,8 млн из 39,5 млн т), но также в 2016-м (12,4%) и 2017-м (10,4%), когда еще не действовали серьезные экспортные ограничения. 

Не особо изменилась и география бензинового экспорта, представленная в основном республиками бывшего СССР: в экспорте АИ-92 и АИ-95 их суммарная доля ненамного снизилась (с 78% и 92% соответственно, в 2017 году до 61% и 90% в 2018-м), как следует из данных ФТС, а в экспорте АИ-98 — незначительно увеличилась (с 85% до 87%). При этом доля стран ЕС (не считая Литвы, Латвии и Эстонии), увеличившаяся за тот же период в поставках АИ-92 с 4% до 10%, в экспорте АИ-95 и АИ-98 в прошлом году осталась ничтожно малой (0,6% и 0,03%).

Об этом, к примеру, свидетельствуют слова генерального директора калужского завода «Фольксваген груп рус» Оливера Грюнберга. Пару лет назад на конференции «Автоэволюция-2017» он признался, что компания в течение десяти лет не могла найти в России поставщика топлива для первой заливки в новые автомобили — из-за этого ей пришлось в общей сложности импортировать 7,7 млн т бензина, заправка которого не несла риск повреждения двигателя.

Другой корень проблемы — в наследии плановой экономики с характерным для нее низким уровнем автомобилизации, из-за чего в советское время большинство НПЗ были ориентированы на выпуск мазута для энергетики и дизельного топлива для грузовой и военной техники. С переходом к рынку конфигурация НПЗ не сильно изменилась: в 1990-е вновь образованные компании интересовала в первую очередь консолидация активов в сегменте Upstream, а в дальнейшем, вплоть до большого налогового маневра середины 2010-х, у них было мало стимулов модернизировать НПЗ из-за разницы между более высокими пошлинами на нефть и более низкими на нефтепродукты, стимулировавшей производство мазута, экспорт которого с 1999 по 2014 год увеличился в три раза — с 26,7 млн т до 80,1 млн т, как следует из данных Росстата и Минэнерго.

В ближайшие год-два последняя цифра немного увеличится, учитывая недавнее наращивание мощностей по производству бензина на Антипинском НПЗ и комплексе «Татнефти» «Танеко» (на 800 000 и 1,1 млн т в год соответственно). Однако даже в случае их загрузки исключительно под поставки за рубеж внешний рынок все равно будет оставаться для компаний глубоко вторичным, а экспортная альтернатива, которую, по идее, должен уравновешивать демпфер, — иллюзией, не имеющей под собой реальных отраслевых оснований.

После мирового финансового кризиса 2008 года

Промежуточный пик розничных цен на бензин АИ-95 (25,14 рубля) был достигнут в августе 2008 года накануне мирового финансового кризиса. Однако вслед за этим последовало падение цен на нефть и соответственно снижение цен на бензин — до 19,77 рубля за литр в мае 2009 года. Затем рост возобновился.

В 2010-х годах бензин продолжал дорожать вслед за нефтью. 16 декабря 2010 года премьер-министр РФ Владимир Путин в ходе прямой линии на вопрос о том, может ли Россия запретить экспорт нефти, чтобы не допустить удорожание бензина внутри страны, ответил: «Мы не можем закрыть экспорт нефти, поскольку он обеспечивает основные поступления в бюджет». С 2010 года правительство РФ впервые с 2005 года начало повышать акцизы на бензин.

Весной 2011 года в ряде регионов России возникли перебои с топливом, что вызвало рост цен. На заседании президиума правительства 28 апреля 2011 года премьер-министр Владимир Путин заявил: «Мы в прошлом году заняли первое место в мире по добыче нефти, и мы не можем допустить, чтобы в нашей стране жители хоть в каком-то месте испытывали дефицит нефтепродуктов». Одной из мер, принятых правительством, стало повышение экспортных пошлин на нефтепродукты. Также Минэнерго договорилось с нефтяными компаниями о временной приостановке экспорта нефти в мае 2011 года.

Кроме того, летом 2011 года Минэнерго по поручению премьер-министра Владимира Путина объявило о подготовке системы резервирования нефтепродуктов для внутренних нужд, назначив ее оператором компанию «Роснефтегаз». 27 июля 2011 года сообщалось, что «Роснефтегаз» заключил рамочные договоры по резервированию нефти с «Роснефтью», «Газпром нефтью», «Зарубежнефтью», «Лукойлом» и «Сургутнефтегазом», однако информация о реальном создании этого резерва не публиковалась.

Психологическая отметка в 30 рублей за литр была преодолена в ноябре 2012 года, в 2013 году цены на бензин стабилизировались на уровне 35 рублей за литр. Колебания нефтяных котировок в 2014-2016 годах слабо отразились на заправках в России, поскольку оптовые и розничные поставщики повышением цен старались компенсировать потери от падения курса рубля. Так, с осени 2014 года до января 2015 года нефть подешевела более чем в два раза, со $100 до $45 за баррель, но бензин продолжал стоить 35 рублей за литр. Следующее крупное падение цен на нефть в декабре 2015 года — феврале 2016 года, когда стоимость барреля сократилась с $50 до $27,5, тоже привело лишь к незначительным изменениям: бензин подешевел с 37,5 до 36,5 рубля за литр, но затем цены возобновили рост. В августе 2017 года на фоне стабилизации нефтяных котировок средняя цена АИ-95 превысила 40 рубля за литр.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий